28 января 2022, пятница
Областные новости
27.01.2022
Всероссийская акция «Блокадный хлеб», посвящённая событиям блокадного Ленинграда времен Великой Отечественной войны 1941-1945 года, состоится в Пензенской области в третий раз. Впервые акции по раздаче «блокадного хлеба» состоялись в 2020 году.
27.01.2022
В среду, 26 января 2022 года состоялась рабочая встреча Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пензенской области Михаила Лисина и прокурора Лунинского района Николая Бобкова с представителями делового сообщества муниципального образования.

О людях

03.12.2021

Геннадий Кушков: «Никогда не падайте духом!»

 

Сегодня, 3 декабря, Международный день инвалидов.   Эта дата установлена  Генеральной Ассамблеей ООН в 1992 году на 47-ой сессии.  О существовании этой даты многие из нас, скорее всего, даже не догадываются.  Однако вот уже около 30 лет во всём мире отмечается этот день, отмечается он и в нашем районе.  
Лидия Казакова,
фото автора.
Сегодня в районной газете мы впервые расскажем историю 45-летней давности, о том, как  житель села Манторово, которому сейчас 64 года, в 19 лет стал инвалидом 1 группы.  Как Геннадий  Кушков сумел найти в себе силы научиться жить заново? Кто и как помог  мужественному  парню преодолеть свой недуг, трудности и преграды, которые возникали  на его пути  даже не ежедневно, а ежечасно?  Надеюсь, что эта  жизненная история послужит всем нам – и здоровым,  и  людям с ограниченными возможностями – хорошим уроком никогда не падать духом, ценить то, что имеем.
Геннадия Кушкова я знаю давно, потому как сама раньше  жила в Манторово. Помню и то доброе  время, когда он был ди-джеем в манторовском сельском клубе.   У него был личный магнитофон «Нота», и  он «крутил» для всей молодёжи песни в исполнении Михаила Антонова,  Стаса Намина, Игоря Салтыкова, ансамбля «Самоцветы». На дискотеку по субботам  собиралась не только местная молодёжь – приходили и из соседних сёл, деревень.  Он был самым крутым ди-джеем.  Это было  давно.  А теперь, спустя годы,  вижу его вечно спешащим куда-то. И всегда он на своём верном «коне» – велосипеде.  То отруби везёт из магазина домой, то молоко  внукам, а то и просто едет на велосипеде… Но всегда обязательно поднимет руку и поздоровается. А у меня при этом возникает одна и та же мысль: «Ну, как же он может без обеих кистей рук?»
 И ведь это ещё не всё. Он умело управляется по хозяйству: косит траву  и заготавливает  сено на зиму, колет дрова, копает картошку, носит воду,  а недавно сделал  будку собачке. Ранее хорошо разбирался в магнитофонах, занимался выжиганием и резьбой по дереву, прекрасно играл в шахматы и бильярд. Учился в  СПТУ №17, имеет профессию автослесаря, даже успел поработать.  Но к этому он шёл долго и очень настойчиво.   Так что же случилось с ним много лет назад? Об этом мы спросили у него  накануне Дня инвалидов.
– Это было зимой.  Стояли трескучие морозы, – делится он воспоминаниями.  – Я опоздал на последнюю  лунинскую электричку.  На улице около Пензенского автовокзала ко мне пристали какие-то парни. Они надавали мне тумаков, обчистили карманы и бросили на морозе. Потом, видимо, кто-то вызвал скорую, и меня с обморожениями увезли в больницу, где готовили к  операции.  Я лежал на операционном столе и слышал, как врач говорил, что кисти рук не спасти – будут пилить...  Дальше я ничего не слышал, был под наркозом.
Когда я открыл глаза в стенах больницы и увидел свои забинтованные культяпки, мне не хотелось жить.  Я был жалок. Молоденькие  санитарочки кормили меня из ложечки, а это ещё больше меня угнетало и убивало.  За четыре месяца, проведённые в больнице, я многое передумал. Никак не мог выбросить из головы вопросы, на которые я не находил ответов.  Как я буду жить? Как  буду справляться со своими проблемами? Почему и зачем  Бог послал мне такое испытание? Зачем мучиться и мучить других?  
С этими и другими негативными мыслями я ложился и просыпался. Они  доводили меня до депрессивного состояния.   Мне было очень и очень  жаль маму, которая день и ночь проводила у моего изголовья, то и дело вытирая слёзы.  Мне было не по себе смотреть, как  в  больничной палате  люди одевались и застегивали пуговицы.   Моё внутренне Я говорило: не падай духом – это важнее всего. 
 Я  очень старался  жить по-новому.  Потихоньку научился держать ложку.  Когда меня выписали из больницы,  я ни с кем не мог общаться, никого не мог видеть. Меня поддерживали мама и два моих брата – Борис и Юрий.  Потом к нам стали захаживать соседские  мальчишки – близнецы Герман и Юрка Кесаровы, которые были младше меня лет на пять.  Постепенно я стал выходить на люди. С ребятишками стали ходить на улицу, а затем – и в  клуб,  где была скукота.  Тогда пришла идея  по выходным дням  проводить дискотеки. Вместе с Геркой и Юркой мы несли в клуб мой  магнитофон и там организовывали танцы.  
Напротив моего дома жила Валентина, на руках которой было пятеро ребятишек. Самому маленькому – Борьке – было годика три, а старшей – Маринке – лет 15.  Я всей душой полюбил детей.  С  годами семья наша ещё больше стала. Сегодня у нас – 10 внуков и один правнук.   Внуки называют меня «супердедуля» и «дедуля-авторитет». Игорь служит в ВДВ, Саша остался  нести службу по контракту в морфлоте, потому как очень любит море, Саша и Даниил – студенты колледжа.  Наша Таня работает в школе заместителем директора, Борис и Ольга  – на  птицефабрике, Лена – мама четверых детей, Марина на пенсии, – перечисляет он членов любимой семьи.  – Двери нашего дома всегда открыты для детей  и внуков. 

 

Сегодня, 3 декабря, Международный день инвалидов.   Эта дата установлена  Генеральной Ассамблеей ООН в 1992 году на 47-ой сессии.  О существовании этой даты многие из нас, скорее всего, даже не догадываются.  Однако вот уже около 30 лет во всём мире отмечается этот день, отмечается он и в нашем районе.  


Сегодня в районной газете мы впервые расскажем историю 45-летней давности, о том, как  житель села Манторово, которому сейчас 64 года, в 19 лет стал инвалидом 1 группы.  Как Геннадий  Кушков сумел найти в себе силы научиться жить заново? Кто и как помог  мужественному  парню преодолеть свой недуг, трудности и преграды, которые возникали  на его пути  даже не ежедневно, а ежечасно?  Надеюсь, что эта  жизненная история послужит всем нам – и здоровым,  и  людям с ограниченными возможностями – хорошим уроком никогда не падать духом, ценить то, что имеем.

Геннадия Кушкова я знаю давно, потому как сама раньше  жила в Манторово. Помню и то доброе  время, когда он был ди-джеем в манторовском сельском клубе.   У него был личный магнитофон «Нота», и  он «крутил» для всей молодёжи песни в исполнении Михаила Антонова,  Стаса Намина, Игоря Салтыкова, ансамбля «Самоцветы». На дискотеку по субботам  собиралась не только местная молодёжь – приходили и из соседних сёл, деревень.  Он был самым крутым ди-джеем.  Это было  давно.  А теперь, спустя годы,  вижу его вечно спешащим куда-то. И всегда он на своём верном «коне» – велосипеде.  То отруби везёт из магазина домой, то молоко  внукам, а то и просто едет на велосипеде… Но всегда обязательно поднимет руку и поздоровается. А у меня при этом возникает одна и та же мысль: «Ну, как же он может без обеих кистей рук?»

 И ведь это ещё не всё. Он умело управляется по хозяйству: косит траву  и заготавливает  сено на зиму, колет дрова, копает картошку, носит воду,  а недавно сделал  будку собачке. Ранее хорошо разбирался в магнитофонах, занимался выжиганием и резьбой по дереву, прекрасно играл в шахматы и бильярд. Учился в  СПТУ №17, имеет профессию автослесаря, даже успел поработать.  Но к этому он шёл долго и очень настойчиво.   Так что же случилось с ним много лет назад? Об этом мы спросили у него  накануне Дня инвалидов.

– Это было зимой.  Стояли трескучие морозы, – делится он воспоминаниями.  – Я опоздал на последнюю  лунинскую электричку.  На улице около Пензенского автовокзала ко мне пристали какие-то парни. Они надавали мне тумаков, обчистили карманы и бросили на морозе. Потом, видимо, кто-то вызвал скорую, и меня с обморожениями увезли в больницу, где готовили к  операции.  Я лежал на операционном столе и слышал, как врач говорил, что кисти рук не спасти – будут пилить...  Дальше я ничего не слышал, был под наркозом.

Когда я открыл глаза в стенах больницы и увидел свои забинтованные культяпки, мне не хотелось жить.  Я был жалок. Молоденькие  санитарочки кормили меня из ложечки, а это ещё больше меня угнетало и убивало.  За четыре месяца, проведённые в больнице, я многое передумал. Никак не мог выбросить из головы вопросы, на которые я не находил ответов.  Как я буду жить? Как  буду справляться со своими проблемами? Почему и зачем  Бог послал мне такое испытание? Зачем мучиться и мучить других?  

С этими и другими негативными мыслями я ложился и просыпался. Они  доводили меня до депрессивного состояния.   Мне было очень и очень  жаль маму, которая день и ночь проводила у моего изголовья, то и дело вытирая слёзы.  Мне было не по себе смотреть, как  в  больничной палате  люди одевались и застегивали пуговицы.   Моё внутренне Я говорило: не падай духом – это важнее всего. 

 Я  очень старался  жить по-новому.  Потихоньку научился держать ложку.  Когда меня выписали из больницы,  я ни с кем не мог общаться, никого не мог видеть. Меня поддерживали мама и два моих брата – Борис и Юрий.  Потом к нам стали захаживать соседские  мальчишки – близнецы Герман и Юрка Кесаровы, которые были младше меня лет на пять.  Постепенно я стал выходить на люди. С ребятишками стали ходить на улицу, а затем – и в  клуб,  где была скукота.  Тогда пришла идея  по выходным дням  проводить дискотеки. Вместе с Геркой и Юркой мы несли в клуб мой  магнитофон и там организовывали танцы.  

Напротив моего дома жила Валентина, на руках которой было пятеро ребятишек. Самому маленькому – Борьке – было годика три, а старшей – Маринке – лет 15.  Я всей душой полюбил детей.  С  годами семья наша ещё больше стала. Сегодня у нас – 10 внуков и один правнук.   Внуки называют меня «супердедуля» и «дедуля-авторитет». Игорь служит в ВДВ, Саша остался  нести службу по контракту в морфлоте, потому как очень любит море, Саша и Даниил – студенты колледжа.  Наша Таня работает в школе заместителем директора, Борис и Ольга  – на  птицефабрике, Лена – мама четверых детей, Марина на пенсии, – перечисляет он членов любимой семьи.  – Двери нашего дома всегда открыты для детей  и внуков. 


Кстати
Николай Себряев, житель посёлка Лунино:
– Я хорошо помню то время, когда мы работали на базе автотранспортного предприятия.  У нас была комната отдыха, где был  установлен бильярдный стол. Мы играли в бильярд, шашки и  шахматы.  Играть к нам часто приходил и Генка.  Он  был  классным бильярдистом  и загонял  в корзинку мяч за мячом, а мог и одним ударом забить все шары. Мы все диву давались,  мол, как он так может без рук. 

Оставить комментарий